купить диплом техникума тут на сайте с доставкой на дом.



Маринистическая живопись. Страница 4

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7

прибой у крымских береговАйвазовский очень легко и быстро откликался на многие события окружающей жизни, они всегда находили живописное воплощение в его картинах. В Феодосии в 1850 году наблюдалось затмение солнца, и художник на эту тему написал картину, которую подарил Русскому географическому обществу. У берегов Норвегии произошло страшное кораблекрушение, он написал картину "Гибель корабля Ингерманланд". В 1851 году он был приглашен для участия в маневрах Черноморского флота и тогда же написал несколько картин на эту тему. Во время поездки в Петербург художник был свидетелем крестьянской свадьбы. Это зрелище народного обряда захватило его, и он мастерски написал любопытнейшую картину "Свадьба на Украине" (1891, Галерея Айвазовского, Феодосия).

Но лучше всего он писал свое родное Черное море. Это отмечали еще его современники. Айвазовский впервые в живописи так полно и талантливо показал русскому обществу берега многих морей и океанов, познакомил со многими приморскими городами, и это повысило интерес к его искусству, придало ему большую познавательную ценность и значимость и приблизило его к зрителям. Видимо, и сам Айвазовский понимал это. Не случайно многие его картины носят своеобразные наименования: "Кавказские горы с моря", "Восход луны в Феодосии", "Буря у мыса Айя", "Неаполитанский залив утром", "Прибой у Биар-рицы".

Знакомя нас с близкой ему стихией, Айвазовский часто изображал природу определенных географических мест, но не следует думать, что в этих произведениях Айвазовский преследовал какие-то иллюстративные цели или что его картины приобретали в некоторых случаях характер протокольных фиксаций, отвечающих познавательным целям. Творчески подходя к каждому изображаемому сюжету, он создавал обобщенный зрительный образ, никогда не прибегал к точному воспроизведению действительности, превыше всего ставя претворение ее.
Композиционное решение многих картин было подсказано Айвазовскому его зарисовками, сделанными во время командировки 1840—1844 годов, поездки по Эгейскому морю в 1845 году, а также во время творческих поездок в разное время. В молодости он делал рисунки свинцовым карандашом на сравнительно больших листах бумаги. Они отличаются прекрасным композиционным решением и большой законченностью деталей. С артистической легкостью художник рисовал приморские города в Италии, на островах Греческого архипелага и особенно виды Константинополя. Среди этих рисунков есть листы, выполненные виртуозно.

Легкие силуэты широких панорам города, прорезанные сотнями минаретов, он наносил на бумагу так, будто он сделал их одним росчерком карандаша, и вместе с тем архитектура зданий на рисунках сохраняет многие детали.

Впоследствии художник написал по этим рисункам блестяще выполненные виды Константинополя.

Позднее, во время поездок, Айвазовский ограничивался маленькими рисунками, сделанными в записных книжках. Они всегда отличались высоким мастерством исполнения.

Айвазовский был первоклассным графиком. Помимо зарисовок с натуры, которым он придавал только вспомогательное значение, он делал прекрасные рисунки-картины без натуры, выполненные карандашом на мелованной бумаге, пером, тушью или акварельной сепией.

Некоторые знатоки творчества Айвазовского ставили эти графические работы выше произведений, написанных маслом. Несмотря на явное преувеличение подобной оценки, его графические работы бесспорно отличаются самым высоким качеством.

Уже совсем на склоне лет Айвазовского захватило желание показать умиротворенное море. Для воплощения этого образа он написал несколько маленьких картин, которые, проживи Айвазовский дольше, безусловно легли бы в основу нового цикла марин.

Он передал тонкую прелесть тихих солнечных влажных осенних дней на берегу моря, когда солнце, пронизывая легкую мглу, стоящую в воздухе, создает едва уловимую "жемчужную" пелену, лишая предметы свойственной им цветовой окраски и четкости форм. Это были поиски светлой, радужной живописи, которая не раз привлекала Айвазовского и была ярко выражена в замечательной картине "Радуга" и в ряде самых последних работ.

Старость, конечно, наложила свою печать на творчество Айвазовского. Айвазовский хотел создать новые картины, которые более полно раскрывали бы темы и сюжеты его прежних работ. Однако осуществить свои замыслы ему не удалось — сказалось увядание его творческих сил, и последние, повторные произведения оказались несравненно слабее прежних работ.

Автору книги в 1926 году довелось видеть две картины Айвазовского этого периода в госфондах Москвы. Одна — огромная по своим размерам — изображает известный эпизод, как Петр Великий в бурю у финляндских шхер подает сигналы своему флоту. Ранний вариант этой картины хранится в Русском музее. Он выполнен в плане добротной живописи Айвазовского второй половины 40-х годов XIX века. Что же касается авторского повторения этой картины, сделанного в конце жизни художника, то трудно поверить, что оно принадлежит руке великого русского мастера. А вместе с тем, "по словам Айвазовского (та, что была написана в 1846 году), не так ему нравилась, как последняя, разработанная в гораздо больших размерах

В госфондах хранилась еще одна картина Айвазовского — увеличенное повторение его же полотна "Гибель Помпеи" (1889, Музей изобразительных искусств, Ростов-на-Дону). И в этом случае первый вариант несравненно выше по живописным достоинствам, чем его повторение, написанное в конце 90-х годов.

Такие срывы в творчестве Айвазовского были явлением случайным и наблюдались, как правило, в произведениях последних лет. Видимо, подобные картины Айвазовского вызвали не совсем лестный отклик И. Е. Репина. Сообщая А. В. Жиркевичу о последних работах Айвазовского, он написал: "Айвазовский все так же смел и лепечет как дитя все, что в его маститую голову взбредет...". Художник и действительно будто не замечал недостатков своих неудавшихся картин и не только возил их на выставки в Петербург, но и посылал за границу.

Айвазовский был близок к Репину, который высоко ценил дарование выдающегося мариниста. Это хорошее отношение чувствуется в доброжелательном тоне его замечания по поводу старческих неудач Айвазовского и отзыва Репина о портрете Пушкина, написанном им в 1887 году вместе с Айвазовским: "И главный труд и инициатива этой картины принадлежат Айвазовскому . . .Дивное море написал Айвазовский. .. И я удостоился намалевать там фигурку".

Как-то И. Е. Репин указал Айвазовскому, что в его картине фигуры освещены солнцем с двух сторон. На это Айвазовский, нисколько не смутившись, возразил: "Ах, Илья Ефимович, какой вы педант!" Симпатии Репина к Айвазовскому сказались и в том, что в списке нескольких имен великих русских художников, статьи о которых предполагал написать Репин, значится имя И. К. Айвазовского, и в намерении Репина написать портрет Айвазовского на берегу моря, которое не было осуществлено. С особой теплотой пишет Репин в своих воспоминаниях "Далекое близкое" о первой своей встрече с Айвазовским в Чугуеве.

Привычка к ежедневному труду, сложившаяся у Айвазовского, не позволяла ему прерывать работу. Но возраст давал себя знать, и естественное угасание сил было причиной появления неполноценных произведений. Несмотря на это, буквально накануне смерти он продолжал создавать произведения, полные блеска и вдохновения. До последних дней Айвазовский сохранил молодость души, глубокую искренность, непосредственность, привязанность к искусству.

Прибой у Крымских берегов. 1892

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7


Хаос. Сотворение мира (И.К. Айвазовский)

Штиль. Вид Капри. 1892

Марина. 1892




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Айвазовский Иван Константинович. Сайт художника.