Воспоминания об Айвазовском. Страница 17

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18

Часть 7

Император Николай I и прекрасная "гречанка" у Айвазовского. Айвазовский и Л. Н. Толстой. Подробности жизни Гоголя и Айвазовского в Риме. Чтение "Мертвых душ" и подарок Гоголя Айвазовскому.           

Во время работы художника, по приезде из-за границы, над картиною для графини Бобринской (рожд. Самойловой) с ним был следующий случай. По желанию графини Иван Константинович задумал на берегу изображаемой им местности ("Афонская гора и остров Архипелага") написать группу грека и гречанки, беспечно любующихся закатом солнца. Гречанку в небрежной позе, с роскошными, распущенными волосами, художник намеревался скопировать с находившейся тогда в Петербурге жены брюссельскою адвоката Дютье, с которым он познакомился за границею. Красавица охотно согласилась посетить мастерскую Ивана Константиновича (он жил тогда возле Ордонанс-Гауза, в доме Яковлева) и позировала в восточном костюме, состоявшем из шелковой сорочки, опоясан ной шарфом. Предложив посетительнице отличный завтрак с бутылкою шампанского, художник занялся списыванием фигуры с добровольной натурщицы, приказав слуге отказывать посетителям.

Углубленный в живопись, Айвазовский вдруг услышал в коридоре голос посетителя, перед которым отверзаются не только все двери дворцов и чертогов вельмож, но и самые царские врата храмов Божьих, - короче сказать, посетителем художника был государь Николай Павлович, третий раз удостоивший Айвазовского своим посещением. С палитрою в руках, в рабочей своей куртке, художник поспешил встретить своего августейшего гостя. Государь, обращаясь к Айвазовскому, упомянул о заказе морскою вида для дворца: затем, быстро проходя в мастерскую, спросил: "Что пишешь нового?" Иван Константинович не успел отпить, как государь уже переступил порог мастерской. Г-жа Дютье, вскочив с места, краснея за свой костюм, сделала глубочайший реверанс путаясь в шарфе, упавшем с ее талии. Государь с любезной улыбкой поклонился растерявшейся француженке, шепнув Айвазовскому: "Очень недурна: кто такая?"

Назвав императору свою "гречанку", Айвазовский поспешил объяснить сюжет картины и для кого она пишется, "Этот костюм нужен был для картины", пояснил он.

-Да, да... нужен, очень нужен!- сказал государь улыбаясь и, отходя к картине, опять произнес вполголоса: барыня очень недурна... для картины. А кому ты ее пишешь?

- Графине Бобринской, ваше величество.

- Так, так: хорошо. - Откланявшись француженке, государь вышел, смеясь, в другую комнату, опять напомнил художнику о заказе и, прощаясь с ним, сказал: - Смотри, моря-то мне не забывай!

Айвазовский считал себя всегда горячим поклонником Пушкина и Гоголя и восхищался, как художник, женскими типами и образами в произведениях Тургенева и Толстого. Из художников - беллетристов он предпочитал Л.Н. Толстого, "за его стремление к правде и душевную чистоту", как он выражался. И. К. рассказывал нам еще так недавно, что с увлечением зачитывался "Войной и миром" и находил в нем много простой художественной правды и задушевности И вот теперь ему стали приписывать полнейшее незнакомство с Толстым, его взглядами и названным романом, который ему, будто бы, "не было времени читать".

Айвазовский находил в разговорах всегда особенно привлекательной из женских образов в русской литературе именно героиню Наташу Ростову и в этом отношении он вполне сходился с И.Е. Репиным, который также, по его словам, восхищался героиней романа Л.Н. Толстого. И. К. прочитал первые рассказы Л.Н. (одетого из севастопольской обороны по совету императора Николая Павловича, обратившего внимание его на них и восхищенного ими в 1855 г. По рассказу его, за них, по приказанию императора, Толстой был переведен с 4-го бастиона в другое, менее опасное место). К этой эпохе относится и первая встреча И.К. Айвазовского с графом Л. Н. Толстым, юношеские речи которого произвели на него такое же впечатление горячей и дышащей вдохновением убедительности, как и позднейшие сочинения. Роман "Война и мир"" появился в 60-х годах, и И.К., заинтересованный Толстым, прочел его раньше "Анны Карениной", напечатанной в 1877 году.

Нужно ли говорить, что Айвазовский читал все произведения Л.Л. Толстого при самом выходе их в свет?. В Москве при встрече с Л.Н. Толстым, во время устройства своей выставки, он вел с ним горячие споры, не соглашаясь в некоторых взглядах его на жизнь, которые И.К. называл "парадоксами", отдавая в то же время должную дань Льву Николаевичу, как художнику и мировому гению, давшему яркие образы в литературе и создавшему свою эпоху и школу. У Гоголя он находил "полнейшую аналогию с Толстым в отрицании и разрушении современного строя". Он читал гоголевскую "Переписку с друзьями" и называл ее "бесповоротными похоронами всех политических идеалов, гениальным бредом горячего мыслителя - мистика, написанным чуть не под пушечные выстрелы Севастополя, в эпоху тяжелого и для него Севастопольского погрома".

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18


Море. (Айвазовский И.К.)

Вид Гуниба. 1868

Шитая техника батика




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Айвазовский Иван Константинович. Сайт художника.