Клевые очки.
Техника и смартфоны по низким ценам на сайте интернет-магазин Динамик711.
Поиск  | Карта сайта       Главная > Биография > Царская немилость



Царская немилость

Большой рейд в Кронштадте (И.К. Айвазовский) В начале 1835 года по распоряжению академии Айвазовский был назначен в качестве помощника к известному французскому маринисту Филиппу Таннеру, который прибыл в Петербург по приглашению императорского двора. Друзья и соотечественники живописца, давно обосновавшиеся в России, стали неумеренно распространять восторженные слухи о его якобы необыкновенном таланте, хотя многие петербургские ценители искусства считали его всего-навсего лишь старательным исполнителем заказных работ. Однако слухами земля полнится, и вскоре некоторые полотна француза приобрели столичные аристократы. Даже император Николай I заказал ему несколько картин. Пользуясь таким положением, Таннер набрал огромное количество заказов и, чтобы управиться с ними, стал непомерно загружать черновой работой приставленного к нему помощника. Это поставило преуспевающего в учебе Айвазовского в очень трудное положение. У него совершенно не оставалось времени для самостоятельной работы. Все же он нашел возможность представить в конце года на академическую выставку два полотна: «Вид на взморье в окрестностях Петербурга» и «Этюд воздуха над морем». Комитет выставки присудил ему за эти работы серебряную медаль.

На осеннюю выставку академии 1836 года Айвазовский без ведома своего наставника Таннера представил пять картин. Выставка была очень престижной. На ней экспонировались такие картины, как «Явление Христа Марии Магдалине» А. Иванова, «Парад на Марсовом поле» Г. Чернецова, портреты О. Кипренского, скульптуры Н.С. Пименова «Парень, играющий в бабки» и А. Логановского «Парень, играющий в свайку». Однако даже в окружении таких маститых и известных живописцев работы молодого художника привлекли внимание публики и имели успех. Эту выставку посетил А.С. Пушкин с женой. Айвазовский был представлен поэту, который высказал одобрение и пожелал молодому художнику дальнейшей плодотворной работы.

Вид на взморье в окрестностях Петербурга «Художественная газета», выходившая в Петербурге, в рецензии на эту выставку писала: «Две картины Айвазовского, изображающие пароход, идущий в Кронштадт, и голландский корабль в открытом море, говорят без околичности, что талант художника поведет его далеко. Изучение натуры откроет ему остальные сокровища, о которых талант только догадывается». Были отмечены в этой рецензии и работы Филиппа Таннера, о которых рецензент заметил, что они страдают чрезмерной манерностью. Француз был взбешен и не преминул в ближайшее время пожаловаться самому царю на неблагодарного ученика, который посмел без его ведома выставить свои работы. Органически не переносивший своеволия Николай I без долгих раздумий отдал министру двора П.М. Волконскому короткое приказание: «Картину снять!» Царская команда была передана президенту Академии художеств А.Н. Оленину. На вопрос растерянного президента «Какую именно из картин Айвазовского снять?» — последовал монарший ответ: «Все!»

Над головой преуспевающего молодого живописца сгустились тучи. Попасть в немилость к царю в те времена грозило закатом карьеры и в дальнейшем невозможностью работать на избранном поприще. За Айвазовского стали хлопотать перед царем виднейшие петербургские мужи — известный баснописец И.А. Крылов, поэт В.А. Жуковский, учитель художника профессор живописи М.Н. Воробьев. Все было тщетно. Император никого не хотел слушать. И только вмешательство профессора баталического класса Академии художеств А.И. Зауервейда, преподававшего великим княжнам рисование, возымело успех. В марте 1837 года Айвазовский был прощен. Однако из класса живописи по распоряжению царя его перевели в класс баталистики под начало все того же Зауервейда.

В батальном классе Айвазовский обучался немногим более полугода. Новый наставник молодого художника отличался приверженностью к строгим правилам официальной академической живописи. По мнению современников, положительными чертами его батальных картин являлись прежде всего хороший рисунок, тщательность отделки и документальная точность деталей в изображении обстановки. Живопись его была суховата, воздушная перспектива и вовсе отсутствовала, поэтому его пейзажи не шли ни в какое сравнение с тем, что мог видеть Айвазовский в работах своего прежнего учителя — М.Н. Воробьева. Однако сведения, почерпнутые в баталическом классе профессора Зауервейда, весьма пригодились живописцу Айвазовскому в дальнейшем, при написании полотен с изображением морских сражений.

Осенью 1837 года на очередном академическом конкурсе Иван Айвазовский представил три морских пейзажа и картину «Штиль». Совет академии присудил ему за эти работы Большую золотую медаль и вынес решение: вместо продолжения обучения в классах (программа предусматривала шестилетнее обучение) отправить академиста Айвазовского на два года в Крым для совершенствования своего мастерства. На этом фактически и завершилось обучение Айвазовского в Академии художеств. Пережив зиму в Петербурге, весной 1838 года он отправился в родную Феодосию.

Сверху вниз:
Большой рейд в Кронштадте.
1836 г. Холст, масло. 71,5x93 см. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.
Вид на взморье в окрестностях Петербурга. 1835 г. Холст, масло. 133,6x107,3 см. Государственная Третьяковская галерея, Москва.


Корабли в ночной тишине. 1888

Лунная ночь на Босфоре. 1894

Хаос. Сотворение мира (И.К. Айвазовский)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Айвазовский Иван Константинович. Сайт художника.