Компания Foto-Shedevr осуществляет печать на холсте в Самаре.
Поиск  | Карта сайта       Главная > Биография > Итальянская поездка



Портрет Айвазовского (С. Рымаренко)

1 - 2 - 3

Портрет Айвазовского (С. Рымаренко) Летом 1839 года И. Айвазовский возвратился в Петербург. Он успешно отчитался за крымскую командировку, и 23 сентября ему был вручен аттестат о присвоении звания художника. Молодому живописцу предстояла теперь поездка за границу для совершенствования в искусстве пейзажной живописи. Во время ожидания поездки Айвазовский через своего давнего знакомого А.Р. Томилова еще ближе познакомился с известными представителями художественной знати Петербурга. В круг его новых знакомых входили художники К.П. Брюллов и Я.Ф. Яненко, композитор М.И. Глинка, известный актер П. Каратыгин, братья Кукольники. Один из них — Нестор — был автором популярных в то время исторических повестей и рассказов. Он издавал "Художественную газету", которая еще в 1836 году отметила в рецензии ученические работы Айвазовского.

Чаще всего компания собиралась на квартире у Кукольников, где шел оживленный разговор, касающийся положения дел в современной литературе и искусстве. На одной из таких встреч Айвазовский сыграл на скрипке несколько татарских мелодий. Большой интерес к ним проявил Михаил Иванович Глинка. Эти небольшие музыкальные пьески так понравились композитору, что три из них он включил в оперу "Руслан и Людмила".

В конце лета 1840 года И. Айвазовский вместе со своим другом и соучеником по академии В. Штеренбергом отправился в заграничную творческую командировку. Путь молодых художников лежал в Италию, столицу художественного мира. Классическое искусство Древнего Рима, великие мастера итальянского Возрождения, прекрасная природа влекли туда художников со всей Европы. Через Берлин, Дрезден, Вену и Триест Айвазовский и Штернберг приехали в Италию.

Первым городом, где художники сделали остановку, была Венеция. Она покорила их своей неповторимой красотой и очарованием. Большой канал с величественными дворцами, переплетение малых каналов, на их скрещении — уютные тихие площади, а также сердце Венеции — площадь Святого Марка с прекрасным собором. За площадью — знаменитая венецианская лагуна. Сколько бы не прошло лет, Айвазовский будет памятью возвращаться к этому городу и в восхищении воспевать в своих картинах его волшебную красоту. Художник воссоздал на своих полотнах недвижные, словно уснувшие, воды лагуны, в которых отражаются, удваиваясь, совершенные в своей архитектурной красоте венецианские дворцы, кампанилы и самые обычные строения. Неслышно скользят по тихой воде гондолы, непременная примета венецианской жизни. От прозрачного неба, тихой воды, медленного движения гондол веет покоем, гармонией, идиллией природы и жизни. В Венеции Айвазовский создал большой цикл прекрасно выполненных видов этого города. Часть написанных в Италии картин он отправил в Академию художеств как отчет о своих трудах за границей.

Мхитаристы на острове св. Лазаря. Венеция (И.К. Айвазовский) В Венеции, в армянском монастыре Святого Лазаря уже много лет жил старший брат Айвазовского — Габриэл. Он принял монашество и жизнь свою посвятил ученым занятиям богословием, языками и переводами, став крупным ученым-теологом. Братья встретились после многих лет разлуки. Художник некоторое время жил в монастыре. Монахи поселили Айвазовского в келье, которую когда-то занимал великий Байрон. Английский поэт был настолько увлечен людьми и обстановкой монастыря, что начал изучать армянский язык и даже издал англо-армянский словарь. Айвазовский на склоне лет написал картину, изображающую Байрона среди монахов армянского монастыря. С братом у Айвазовского никогда не прерывалась связь. В знак расположения и благодарности художник посвятил монастырю одну из картин, написанных в Венеции.

Здесь Айвазовский близко познакомился с Н.В. Гоголем. "Низенький, худощавый с весьма длинным заостренным носом, с прядью белокурых волос, часто падавших на маленькие прищуренные глазки, Гоголь выкупал эту неприглядную внешность любезностью, неистощимою веселостью и проблесками своего нескончаемого юмора, которыми искрилась его беседа в приятельском кругу", — таким увидел художник знаменитого писателя. Гоголь работал в это время над вторым томом своей знаменитой поэмы в прозе "Мертвые души". Осторожный на новые знакомства писатель быстро сошелся с Айвазовским. К молодому живописцу обычно замкнутый и сдержанный в общении с малознакомыми людьми писатель отнесся с большим расположением. Несколько вечеров художник провел в непосредственном общении с Гоголем, совершая в гондоле прогулки по каналам Венеции. Гоголю очень понравились рисунки и наброски Айвазовского, которые он сделал, находясь в Венеции.

Вид на венецианскую лагуну (И.К. Айвазовский) Однажды Гоголь предложил художнику совершить с ним поездку во Флоренцию в своем экипаже. Во Флоренции писатель познакомил Айвазовского с известным русским живописцем Александром Ивановым, который в это время трудился над созданием своей грандиозной картины "Явление Христа народу". Вместе с Гоголем и Ивановым молодой художник посетил знаменитые флорентийские картинные галереи — Уффицы и Питти, где были собраны лучшие полотна итальянских живописцев — Леонардо да Винчи, Рафаэля, Микеланджело, Боттичелли, Тициана, Караваджо, Джорджоне...

Из Флоренции Айвазовский перебрался в Неаполь. В Неаполе Айвазовскому не терпелось ощутить особенность ландшафта, увидеть прибрежные пейзажи, побывать в тех местах, где работал любимый и высокочтимый им Сильвестр Щедрин. Вместе с другом В. Штеренбергом они совершали продолжительные походы по окрестностям этого удивительного города, а поднявшись на галерею монастыря Сан-Мартино, любовались открывавшимся оттуда видом на Везувий и неописуемой красотой Неаполитанского залива.

Находясь в Неаполе, Айвазовский и Штеренберг побывали почти во всех маленьких прибрежных городках, расположенных неподалеку. В один из дней они совершили поездку в Сорренто, где посетили могилу величайшего русского пейзажиста Сильвестра Щедрина. Стоя в небольшой белой часовне, где покоилось тело художника, Айвазовский живо и ясно воссоздал в своей памяти его картины, которыми он восхищался в годы ученичества, посещая галерею в доме А. Томилова. Перед Айвазовским отчетливо вставали полотна гениального мастера, на которых была запечатлена радость бытия и вечная, но постоянно изменчивая красота природы. Как когда-то в Томиловском доме, у Айвазовского возникло и еще больше укрепилось желание следовать основному завету прославленного живописца — правдиво изображать то, что видишь, и, имея внутреннюю свободу, поэтически воспевать ясное и светлое отношение к миру.

Неаполитанский залив (И.К. Айвазовский) В Италии, окончательно сложился метод работы Айвазовского. Он был очень индивидуален, ни на кого не похож. "Когда я уезжал в Италию, — рассказывал художник, — мне твердили все в виде напутствия — с натуры, с натуры пишите!.. Живя в Сорренто, я принялся писать вид с натуры с того самого места, с которого в былые годы писал С. Щедрин свой знаменитый пейзаж "Берег Сорренто с видом на остров Капри". Писал я ровно три недели. Затем точно также написал вид в Амальфи. В Вико написал две картины по памяти. Закат и восход солнца. Выставил все — и что же оказалось — все внимание публики было обращено на фантазии, а эти проходили мимо — как давно знакомые". Для себя Айвазовский раз и навсегда сделал вывод, что особенности его восприятия природы, зрительной памяти, воображения, наконец, темперамента не совмещаются с характером работы на натуре.

Двигаясь по дорогам Италии, он всматривался в синеву неба, ясный рисунок холмов Тосканы, плоские кроны горделивых пиний, чутко улавливая богатое разнообразие оттенков утреннего, полуденного или вечернего неба. Память художника фиксировала, как огненный шар солнца медленно опускался в море, и тогда на зыби волн начинали играть причудливые оттенки золотого цвета. Эти первые впечатления, пополняясь новыми, возрождались на холстах под его кистью.

Сверху вниз:
Портрет Ивана Айвазовского.
Степан Рымаренко. 1846 г. Музей А.С. Пушкина, Москва.
Вид на венецианскую лагуну. 1841 г. Холст, масло. 76х118 см. Государственный дворцово-парковый музей-заповедник Петергоф.
Мхитаристы на острове св. Лазаря. Венеция. 1843 г. Холст, масло. 58х100 см. Музей М. Сарьяна, Ереван.
Неаполитанский залив. 1841 г. Государственный дворцово-парковый музей-заповедник Петергоф.

1 - 2 - 3


Портрет А. Халибяна.

Кораблекрушение у Афонской горы. (Айвазовский И.К.)

Неополитанский залив в лунную ночь. (Айвазовский И.К.)




Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Айвазовский Иван Константинович. Сайт художника.